Версия для слабовидящих

Литературная гостиная НБ УР в январе: «Мандельштаму посвящается»

25 января прошло заседание Литературной гостиной НБ УР «Мандельштаму посвящается», приуроченное к 125-летию со дня рождения поэта. Мероприятие состоялось в конференц-зале Удмуртской государственной филармонии.

Вечер открылся показом видеоролика «Чья это улица?..». Создатели короткометражки вложили в нее определенный социальный посыл (на сегодняшний день в мире существует лишь одна улица Мандельштама – в Варшаве, где поэт родился, и только в Год литературы в РФ, в преддверии юбилея Мандельштама, инициировались предложения назвать в честь поэта улицу в Москве, Воронеже, Новосибирске), а также провели своего рода эксперимент – среди прочих, стихи Мандельштама на камеру читали сотрудники спортивного комплекса «Аксион» и спортсмены-бодибилдеры, для многих из которых это стало первым знакомством с поэтом.

 

Поэтическое слово Осипа Мандельштама звучало в течение всего вечера – в Литгостиной собрались люди, знающие и ценящие его творчество. Вместе с тем состоявшаяся беседа коснулась и тем более широких – речь шла о поэтах прошлого и настоящего, подступах к поэзии вообще, литературных учителях и многом другом.

 

Журналист Юлия Ардашева отметила, что встречи в Литературной гостиной – это возможность обменяться мнениями с людьми, которые хорошо ориентируются в мире литературы. «У Мандельштама был необычный взгляд на мир и жизнь, и это умение потрясает». Вопрос свой журналистка адресовала всем присутствующим: «Умение поэтически смотреть на мир – это атавизм или мы теряем то, что нам насущно необходимо, чтобы выжить?».

 

Поэт Вячеслав Ар-Серги вспомнил моменты биографии Осипа Мандельштама. Перебрасывая мост из далеких дореволюционных лет XX века в сегодняшнее время, он рассказал о тех, с кем сам начинал путь в литературу, посетовал на отсутствие учителей, которые могли бы передать свою любовь к поэзии детям. «Выдающиеся русские поэты живут в российской глубинке. Но Ижевск, к сожалению, не является литературным местом. Сегодня молодого Мандельштама в лучшем случае опубликовал бы журнал “Луч”. Сегодня молодых не печатают».

 

В связи с этим сотрудник библиотеки Марина Рябушенко привела фрагмент воспоминаний Анны Ахматовой о Мандельштаме, который на такую же реплику ответил одному молодому поэту: «А Андрея Шенье печатали? А Сафо печатали? А Иисуса Христа печатали?».

 

Разговор естественным образом повернулся к современности и местным реалиям. Продолжая тему литературного Ижевска, поэт, бард и краевед Сергей Жилин прочитал стихотворение Олега Хлебникова «Дымы над городом моим...». Упомянув о нестоличных поэтах Николае Рубцове и Викторе Коротаеве, он напомнил, что российская литература формировалась не только в центрах. «Все города, все села, все деревни России связаны между собой поэзией: не Рубцов, так Клюев, не Клюев, так Есенин. Кама, о которой писал тот же Мандельштам. Или дедушка Катаева, который служил здесь священником. Пастернак, который писал об Ижевском пруде. Да масса всего!». Не настаивая на том, что Ижевск город литературный, Сергей Жилин еще раз подчеркнул, что в Ижевске жили и творили Яков Годин (круг Федора Сологуба), Елена Александровна Миллиор (круг Вячеслава Иванова). В конце выступления он исполнил свои песни «Улица Свободы» и «Пермия».

 

Много лет преподававшая в средних образовательных учреждениях литературу Наталья Сурнина сказала: «То, что было прочитано впервые, остается на всю жизнь. И мои ученики читали и зачитывались Мандельштамом». Она напомнила, какую эволюцию прошло преподавание творчества Осипа Мандельштама в школе – от полного запрета до факультативных, а потом и программных часов. «Отторжения не помню, а затягивание было: поэзия Мандельштама втягивала в себя, как воронка, обладая магическим воздействием на читающего». Было отмечено, что Мандельштам и есть современность, поскольку, по меркам литературы, прошлый век – это недолгий срок: «Мы ходим по бриллиантам, по россыпям, по несметным богатствам. Мы обморочены первым местом Пушкина. Нам нужно, чтобы все знали о Пушкине, его няне, его прозе и стихах. Это стандарт. А почему?..».

 

Подводя итог непростому разговору о месте Мандельштама в русской литературе, Марина Рябушенко напомнила, что он не был первым поэтом Серебряного века, потому что тогда первыми были Блок, Маяковский, Гумилев, Северянин. Позже, когда они «ушли», когда судьба «встретилась» с поэтом, «он и стал тем Мандельштамом, о котором Ахматова позднее сказала: “Нас четверо”, – имея в виду Пастернака, Мандельштама, Цветаеву и себя».

 

Видео

 video Mand

 

Фото

Система Orphus Яндекс.Метрика

Возник вопрос?

Будем рады вам помочь
Подробнее

Позвонить
Написать

Skype: unatlib.org.ru