Версия для слабовидящих

К 90-летию со дня рождения Василия Шукшина

К 90-летию со дня рождения Василия Шукшина

Весь июль в отделе социогуманитарной и естественнонаучной литературы (ул. Удмуртская, 199) экспонируется книжная выставка «“Талант высокой простоты»” к 90-летию со дня рождения Василия Шукшина».

Разносторонний талант В. М. Шукшина (1929–1974) – актерский, режиссерский, писательский – проявился ярко и достаточно быстро: Василий Макарович старался многое успеть и испытать, как будто знал, что ему отмерен слишком короткий жизненный путь...

 

Как писатель Шукшин сложился практически с самых первых своих произведений. Причем настолько прочно и определенно, что уже первая его книга дала основание говорить об особом – «шукшинском» герое, особом мире, показанном именно им, Шукшиным. Очень точно о сути творчества писателя, его самобытности сказал М. Шолохов: «Не пропустил он момент, когда народу захотелось сокровенного. И он рассказал о простом, негероическом, близком каждому, так же просто, негромким голосом, очень доверительно».

 

Хотя произведения Шукшина стали одним из наиболее значительных событий литературной жизни 60-х гг. XX в. и замечены были сразу, прошло определенное количество времени, прежде чем критика заговорила о них. Одних исследователей бесхитростность шукшинских героев умиляла, другие видели в ней ту самую простоту, что хуже воровства. Чтобы разобраться в этих спорах, предлагаем читателям познакомиться с работами исследователя наследия Шукшина, литературоведа Виктора Федоровича Горна. Ученый считает, что «силовые поля творчества писателя» – это как раз «повседневная жизнь без прикрас и напряженный поиск ее смысла, достигающий порой трагического накала». «Василий Шукшин – своеобразный и цельный талант <...> Чтобы твердо верить в ценности именно твоего взгляда на мир, твоего личного опыта, твоих прозрений, чтобы сохранить свою непохожесть, самобытность, нужно быть все-таки исключительным явлением». На выставке представлены такие книги В. Ф. Горна, как «Характеры Василия Шукшина» (1981; за эту работу критик удостоился звания лауреата Всесоюзного конкурса им. М. Горького), «Наш сын и брат» (1985), «Василий Шукшин. Личность. Книги» (1990), «Василий Шукшин. Штрихи к портрету» (1993).

 

Из биографических изданий рекомендуем прежде всего книгу литературного критика, писателя и журналиста В. И. Коробова «Василий Шукшин. Вещее слово» из серии «ЖЗЛ». За четыре месяца до смерти Шукшин ответил согласием на просьбу начинающего автора – 25-летнего Владимира Коробова встретиться, поговорить и поделиться материалами и мыслями о книге, посвященной его жизни и творчеству. Встреча не состоялась... Но то, что обещано живому, обязательно должно быть отдано мертвому. И началось кропотливое сидение в библиотеках, сбор библиографии, выявление всех прижизненных публикаций, встречи с родными, коллегами Шукшина – кинематографистами и писателями. А после выхода в свет книга имела огромный читательский резонанс. Вот строки из письма одного из читателей: «Василий Макарович Шукшин стал, благодаря В. И. Коробову, для меня сегодня еще понятнее, еще ближе, еще больнее его боль, весомей его радость и творческое счастье...». В 1997 г. автор книги, не дожив до своего сорокадевятилетия, ушел вслед за своим героем, но биографическое произведение о Шукшине осталось лучшей книгой Владимира Коробова и одной из самых глубоких книг о творчестве народного писателя.

 

Рекомендуем также книгу «Василий Макарович Шукшин. Мгновения жизни» – фотоочерк и воспоминания фотографа и журналиста Анатолия Ковтуна о нескольких встречах с писателем. Корреспонденту удалось запечатлеть живые кадры, где Василий Макарович общается с семьей и детьми, с друзьями, когда погружается в себя и свой мир. В книгу вошли и материалы из архива самого Шукшина, фото других журналистов, несколько особенно ярких рассказов Василия Макаровича. Предисловие к книге написал Валентин Распутин, отдавая дань памяти и уважения своему коллеге: «В кругу витийствования, с одной стороны, и затверженных формул в искусстве, с другой, Шукшин <...> виделся простым. Он словно бы не писал, записывал, не играл, а репетировал <...> Не сразу приходило понимание, что это и есть литература, это и есть искусство».

 

Этот «талант высокой простоты» не сразу был оценен и на родине В. М. Шукшина. Поначалу земляки даже стыдились своего односельчанина: какой же он писатель, если он из наших, и какая же это литература, если она про их жизнь, самую что ни на есть простую и невыдающуюся? Но – «народ всегда знает Правду», как сказал сам Шукшин, – и эта правда в том, что родина любила и любит его как-то особенно, болезненно. Следующий экспонат нашей выставки – сборник «Он похож на свою родину: земляки о Шукшине» (сост. В. И. Ацеулов, Ю. Г. Егоров). Об известном русском писателе вспоминают его мать Мария Сергеевна и родня, друзья детства и соседи по улице, школьные товарищи и другие жители Сросток и Бийска – составители постарались сохранить всё, что рассказывали когда-то те, кто лично знал Василия Макаровича.

 

Еще Л. Н. Толстой утверждал, что «нет величия там, где нет простоты, добра и правды». Шукшин всегда выверял свое творчество этими понятиями и «...за ответами обращался к единственной всезнающей ответчице – Жизни, глядел ей в глаза, задумывался, по-шукшински шевелил лемеха скул – и находил погрешности против Правды <...> и тотчас принимался за новое, чтобы было по Жизни, то есть по Правде» (Глеб Горышин «Жребий. Рассказы о писателях»).

 

Это обостренное чувство жизненной правды Шукшин перенес и в кинематограф, где состоялся как актер, драматург, режиссер. Всем почитателям его таланта рекомендуем сборник «Вспоминая Шукшина...», в котором, наряду с рассказами его коллег (Ю. Файта, Г. Буркова, С. Никоненко, И. Рыжова, П. Чекалова и др.), читатели найдут фото рабочих моментов и съемочного процесса всеми любимых фильмов Шукшина «Печки-лавочки», «Они сражались за Родину», «Калина красная» и др.

 

Shuksh 2