Версия для слабовидящих

Выставка «Не красна изба углами, а красна пирогами: традиции гостеприимства на Руси»

Выставка «Не красна изба углами, а красна пирогами: традиции гостеприимства на Руси»

Весь январь в отделе социогуманитарной и естественнонаучной литературы (ул. Удмуртская, 199) работает книжная выставка «“Не красна изба углами, а красна пирогами”: традиции гостеприимства на Руси» – из цикла «Русская деревня: труд, быт и нравы наших предков».

Свое начало традиции русского гостеприимства берут в глубокой древности. «Гость воспринимался как носитель судьбы, лицо, могущее повлиять на все сферы человеческой жизни. Гость “приносит” в дом добрую волю, выражаемую в произносимых им приветствиях и благопожеланиях, формулах благодарности, застольных тостах, а также подарках. Хозяин же, в свою очередь, стремится как можно лучше принять гостя, надеясь путем символического “договора” с высшими силами, представителем которых является гость, обеспечить свое будущее. Хозяин предлагает гостю ночлег, угощение, отводит ему почетное место за столом, а иногда сажает его и во главе стола, порой прислуживает ему стоя, одаривает гостя и т. п.» (Агапкин Т. А. Гость // Славянские древности. М., 1995 Т. 1).

 

Принципы русского гостеприимства – «хлебосольства» – отразились во многих поговорках: «Пошли бог гостей, и хозяин будет сытей», «Гость в дом – Бог в дом», «Добро пожаловать хлеб-соль кушать», «Что в печи – всё на стол мечи», «Дом как чаша полная – хлеб-соль со стола не сходит» (В. Даль «Пословицы русского народа»).

 

«Роль гостя, как правило, достаточно пассивна, он подчиняется требованиям этикета, в то время как хозяин ведет себя очень активно. Гость не может отказаться от предложенного ему угощения, т. к. это не только будет воспринято хозяином как оскорбление, но и может привести к негативным последствиям для хозяина (умрут пчелы, поля зарастут сорняками), а также обернуться несчастьями (главным образом болезнями) и для самого гостя» (там же). Не случайно поэтому хозяева обижались, если их гости мало пили и ели. Когда гость уже не в состоянии был есть, то хозяин со своей женой и детьми становились перед ним на колени и умоляли: «Ну съешьте еще хоть немножко, не откажите в милости!». (Вспомним «Демьянову уху» И. А. Крылова – не всё так просто, оказывается!)

 

Русская пословица гласит: «Хорош тот, кто поит да кормит; а и тот не худ, кто хлеб-соль помнит». Ответы гостей на радушие хозяев также закрепились в народных поговорках: «Хлебом-солью довольны – глаза не глядят», «За хлеб, за соль, за щи с квасом, за лапшу, за кашу, за милость вашу благодарим».

 

Чем же потчевали гостей? И в крестьянских избах, и в царских палатах – в зависимости от достатка – стол накрывался блюдами русской национальной кухни. А культура питания является частью общей культуры народа. Обратившись к представленным на выставке работам известных историков (М. Забылин «Русский народ», А. В. Терещенко «Быт русского народа», Н. И. Костомаров «Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях»), можно узнать о традициях русских пиршеств, которые берут свое начало в языческих обрядах, а позже – в культовых пиршествах (самыми древними являлись погребальные пиры – тризны, сведения о которых сохраняют русские летописи). Русские князья устраивали пиры в ознаменование различных исторических событий: в честь военных побед, вокняжнения, освящения храма, церковных праздников. На пиры съезжались люди всех сословий: князья, бояре, купцы, посадские люди, крестьяне.

 

Особой отличительной чертой русского пиршества было чрезвычайное множество кушаний и обилие напитков. С большой точностью церемония подачи блюд и сами кушанья воспроизведены в романе А. К. Толстого «Князь Серебряный» – при описании пира Ивана Грозного. Не менее «аппетитные» страницы можно найти и в других представленных на выставке произведениях – Н. В. Гоголя, П. И. Мельникова-Печерского, А. И. Куприна, А. П. Чехова, И. С. Шмелева и др.

 

HS 2